Вторник, 12.12.2017, 07:22Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: КлубокНиток 
Форум » Kateikyo Hitman Reborn » Слеш от G до R » Здравствуй, Дорогой дневник~Rosmarina Ren (PG-13~Романтика, Повседневность, AU~OOC, ОМП~Мини~Закончен)
Здравствуй, Дорогой дневник~Rosmarina Ren
БезликийДата: Пятница, 15.04.2016, 12:21 | Сообщение # 1
Прокуратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Награды: 19
Статус: Offline
Название: Здравствуй, Дорогой дневник
Автор: Rosmarina Ren
Пэйринг: Мукуро/Тсуна
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Повседневность, AU
Предупреждения: OOC, ОМП
Размер: Мини
Статус: Закончен
Описание: Таймлайн – после школы. Тсуна становится молодым наследником и переезжает в Италию, к нему приставляют телохранителя Мукуро. Тсуна от горя заводит дневник, где жалуется на свою жизнь.
Примечания автора: Много ОМП, а также своеобразный фанон автора.
Публикация на других ресурсах: С разрешения
Разрешение на размещение: Получено

Сиквел (Высокорейтинговый слэш!)

Обсуждение
 
БезликийДата: Пятница, 15.04.2016, 12:22 | Сообщение # 2
Прокуратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Награды: 19
Статус: Offline
Запись первая.

Жизнь – такая странная и удивительная штука. Только ты сидел за партой, как самый обыкновенный японский школьник, и вдруг оказываешься в огромном итальянском особняке в качестве будущего главы мафиозного клана. Так не бывает? Да, хотел бы я сказать, если бы не был тем самым удачливым человеком, которому выпала такая вот «счастливая» доля. Иногда мне кажется, что когда Бог раздавал людям удачу, то забыл про меня. Нет, если так подумать, что значит один человек в масштабах всего человечества? Всего лишь маленькая песчинка посреди пустыни, капля в океане, и отсутствие у него такого элемента, как удача, никак не повлияет на само это человечество. И Богу и дела нет до того, что эта самая «песчинка» сиречь «капля» где-то там внизу страдает от хронического отсутствия этого немаловажного, прошу заметить, элемента.
Написал и сам удивился. Видимо урок изящной словесности начал приносить хоть какие-то плоды. Кое-кто, вздумай я сообщить о своем достижении, сказал бы что-нибудь вроде: «О, Тсунаеши, неужели ты смог связать больше двух слов в одном предложении? Тогда я не сомкну сегодня глаз – не хочу пропустить красный снег». Ну, может быть, и не так, конечно, но что-то в этом роде. Но я, конечно, не скажу ему. Еще чего. Может, я и неудачник, но все-таки не дурак.
Уже пять вечера. Скоро придет учитель по риторике, а я опять не сделал домашнее задание, потому что кое-кто вошел прямо во время процесса. Звучит как оправдание, но посмотрел бы я на вас, если б на вас каждый день оттачивали свое остроумие при каждом удобном – и неудобном – случае. В общем, домашнего задания не получилось. Думал сделать сейчас, но вместо него вышел только этот опус о моей нелегкой доле. Синьор Силенцио будет ворчать, ну и черт с ним. Буду на нем отрабатывать приемчики с уроков дипломатии.

Запись вторая.

Кажется, этой тетради не суждено увидеть хотя бы одно домашнее задание, потому что я снова пишу сюда не то, что нужно. Но знаете, иногда хочется выговориться хоть кому-нибудь. Знаю, сейчас стало популярным вести электронные дневники, даже у некоторых моих друзей есть такие, но в классной комнате нет компьютера, а сидеть, уткнувшись в телефон, как-то не солидно для босса. А так можно сделать вид, что занят важным делом. Хотя на самом деле я немного нервничаю, потому что боюсь, что кое-кто все же найдет мои записи, но с другой стороны, зачем бы ему сдалась моя тетрадь по риторике, верно?
Но сейчас не об этом.
Продолжая предыдущую тему вселенской несправедливости. Кому-то может показаться, что я неплохо устроился – нет, ну а что: целый особняк с кучей подчиненных в придачу, налаженный бизнес и бесплатное питание – что тут может не нравиться? А я вот страдаю и, пожалуй, даже очень. С тем, что мне придется наследовать титул Десятого босса Вонголы, я уже почти смирился. Могло быть и хуже, если подумать, да и Реборн умеет убеждать. С тем, что каждый день меня учат всему и сразу, начиная с итальянского языка и кончая политологией, - тоже. Даже с тем, что меня всюду должен сопровождать телохранитель, я тоже смирился! Но с одним обстоятельством смириться никак не получается, сколько бы я ни старался. Почему моим телохранителем должен быть Рокудо Мукуро?! Более того, почему он единственный из моих знакомых, кто переехал со мной в Италию? Вот Гокудера, к примеру, порывался, да и Ямамото не был против. Но нет, Реборн же у нас всегда принимает верные решения и всегда без участия тех, кого эти самые решения касаются. Сам он объяснил свой выбор тем, что это будет полезно для нас обоих. Еще одна тренировка, надо полагать, на сей раз – самообладания, поскольку сдержаться и не заехать кулаком по чьей-то наглой ухмыляющейся морде очень и очень непросто. Неуверен, что мой демарш увенчался бы успехом, но попробовать очень хочется.
Фух, выдохнул. Не подумайте, что я имею что-то против Мукуро. Он неплохой, в сущности, но очень уж… своеобразный человек. И мне хочется верить, что где-то в глубине души он белый и пушистый и совсем не желает мне зла. То есть то, что Мукуро не желает мне зла, я знаю и так, сколько бы он ни твердил про захват моего тела и прочее. Смешно, на самом деле. Он же мой телохранитель – куда как удобная должность – захватывай не хочу. А нет, терпит же. На самом деле удивительно, что он согласился меня охранять, и я часто думаю о причинах. Ничего путного в голову не идет, а жаль.

Наверное, немного поздно говорить это, но здравствуй, дорогой дневник.

Запись третья.

Уже ноябрь, а новые предметы все продолжают прибывать. Сегодня было первое занятие по этике. Жаль, что Мукуро не посещает их вместе со мной – ему бы не помешало стать более этичным.

Запись четвертая.

Я все-таки добился того, чтобы Мукуро ходил со мной на занятия. Нечестно, что пока босс отдувается, телохранитель сидит в коридоре и бьет баклуши. Очень гордился своей местью, ровно до первого занятия, на котором умудрился перепутать несколько итальянских слов. Понятия не имею, что я в итоге произнес, но учитель обиделся, а Мукуро весь оставшийся день издевался вдвое больше обычного.
Интересно, ему когда-нибудь это надоест?

Запись пятая.

Снова корплю над домашним заданием. Рука сама собой тянется к телефону, и я едва успеваю пресечь ее попытки позвонить единственному человеку, который мог бы мне помочь. Я говорю сейчас о Хару. Но я не сделаю этого по нескольким причинам.
А) Мне стыдно.
Б) От нее больше болтовни, чем помощи.
В) Мне стыдно.
Иногда я задаюсь вопросом, зачем она переехала в Италию вместе со мной (и почему Реборн не стал возражать). Сама Хару сказала, что хочет учиться на переводчика – ну, с ее оценками это вполне возможно, не спорю, но разве не логичнее учиться на переводчика на каком-нибудь лингвистическом факультете? Зачем для этого поступать на юриста, да еще и в Италии? Девчонки крайне нелогичные существа, вот что я вам скажу.
Приятно время от времени видеть знакомое лицо в чужом городе. А еще когда она приходит в гости из общаги, то приносит свои фирменные пирожки, которые жутко злят Джульеппе. Наш повар считается лучшим в городе – у босса Вонголы должно быть все самое лучшее и далее по тексту – но вот в мастерстве печь пирожки он безбожно проигрывает Хару. Определенно, в том, что она переехала вместе со мной, есть своя прелесть. А еще она – в отличие от меня – все также хорошо учится и знает кучу всего, даже завидно.
Но нет, я не буду просить ее о помощи, мужик я или где? Да и вряд ли она знает о том, каким образом Примо Вонголе удалось заключить договор о сотрудничестве с враждебной семьей Стронцо. Что это вообще за тема такая?
Как думаете, если я попрошу у синьора Босси машину времени, чтобы вернуться в прошлое и написать подробнейший доклад о тех событиях, как очевидец, он запустит в меня своим портфелем или ограничится устным выговором? Голосую в пользу портфеля.
Боже, как же я жалок. Пойду еще раз пороюсь в библиотеке, вдруг на меня снизойдет небесная благодать, и я найду хоть что-нибудь по этой теме. Ну, или призову самого Примо, что тоже было бы неплохо.

***

Ничего не нашел, зато по возвращении обнаружил своем столе «Историю Вонголы». Мне все-таки удалось вызвать Примо?
 
БезликийДата: Пятница, 15.04.2016, 12:24 | Сообщение # 3
Прокуратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Награды: 19
Статус: Offline
Запись шестая.

Почти дописал доклад. «История Вонголы» стала моим спасением, правда теперь появилась другая проблема: текста так много, что я уже второй день вычеркиваю все лишнее. Кстати, Мукуро сегодня осведомился, помогла ли мне книга. Откуда он узнал про помощь Джотто?

***

Только что звонил Девятый, сказал, что плохо себя чувствует и просит заменить его на завтрашней встрече с пресловутой семьей Стронцо. Надеюсь, что женский смех на заднем плане был смехом медсестер, а музыка – звуко терапией.
Уже запросил у секретаря все материалы по Стронцо. Теперь вот сижу и думаю, как бы поточнее описать свое состояние. Интересно, можно ли уместить «панику», «растерянность» и «желание убивать» в одном слове? У меня пока никаких идей. Пойду, прогуляюсь на кухню за кофе. Кажется, меня ожидает чудная ночь любви с бумагами.

***

Кофемашина – чудесная вещь, а я неудачник. Нет, здесь нет аналогий. Бумаги уже на моем столе, и их так много, что вместо того, чтобы разбираться с ними, я снова пишу сюда. Как думаете, лучше начать с конца или с начала?

Запись седьмая.

У меня плавятся мозги, но если я не займу себя чем-нибудь еще целых два часа до встречи, то просто-напросто усну, поэтому с добрым утром.
Это была безумная ночь. Сначала я долго и упорно пытался вникнуть в кучу цифр и фактов, чтобы понять хотя бы суть вопроса, по которому мы должны встречаться. Пытался, надо сказать, безуспешно, потому что во всем этом дипломатическом болоте я увяз еще на первых строках. Неужели нельзя выражаться ясно и понятно?

- Мы хотим купить у вас право на распространение нашего оружия на всей территории Сицилии.
- Совсем вы оборзели, господа, но вот губозакаточную машину продадим вам с радостью.

Мечты, мечты, где ваша сладость? Где ты, где ты, ночная радость? А тут… Да только на то, чтобы понять, чего от меня хотят, у меня ушло часа три, не меньше.
К слову о ночной радости. Около двух часов ночи дверь кабинета со скрипом отворилась, и на пороге возник… кто бы вы думали? Правильно, возьмите с полки пирожок. Вот и какого лешего ему не спится по ночам, а? А, впрочем, чего я спрашиваю, это же Мукуро.
Меня одарили очередным нечитаемым взглядом и, по-хозяйски усевшись в гостевое кресло, с фразой: «Тсунаеши, ты настолько жалок, что это уже печалит», - пододвинули к себе мои бумаги.
Пока Мукуро читал, я мог только сидеть и хлопать глазами, от шока не в силах пошевелиться и полностью оправдывая определение «жалкий». Не знаю, почему в его присутствии на меня нападает какой-то ступор, и я ничего не могу ответить, хотя наедине с собой придумываю кучу остроумных ответов и выпадов.
Дочитав, Рокудо поднял на меня взгляд и… принялся втолковывать мне суть дела. Надо ли объяснять, что от такого поворота событий я вновь впал в прострацию и пришел в себя только после очередного комментария. И вот чтоб мне вечно бьянкиной стряпней питаться, но объясняет он хорошо. Я и не подозревал в нем такие таланты. Если б все мои учителя такими были! В смысле, не язвительными сволочами с манией величия, а… ну, вы поняли.
В общем, с этим делом мы разобрались и даже составили план моей речи, так что к бою, то есть, к встрече со Стронцо я готов.
А теперь я, пожалуй, перечитаю наш план еще раз, чтоб ничего не забыть.

***

Этот! Псих! Облил! Меня! Водой! Сначала теплой, потом ледяной. Ну, и что, что я уснул прямо за столом за полчаса до встречи, разве это повод поливать своего босса водой?!
- Контрастный душ, Тсунаеши. Все для любимого босса, - пропела эта зараза, поливая меня из чайников. Еще и оскорбилась, когда я заорал на него и не совсем цензурно. Оказывается, я не ценю его заботу! Пф, как же. И знаете, что он сделал дальше? Сунул мне оба чайника в руки и, пока я соображал, что к чему, включил фен и принялся сушить мне волосы, не забыв упомянуть о том, насколько же смешно я выгляжу. Однажды я проберусь в его комнату ночью и совершу что-нибудь гадкое.

Пишу из машины и, пока едем, обдумываю план мести. Сел на другом конце сидения, но Мукуро все равно подозрительно поглядывает на мою тетрадь. Сказал ему, что риторика помогает мне успокоиться, но думаю, лучше перестраховаться и спрятать ее понадежнее.
Зато волнение по поводу встречи прошло, удивительно.

Запись восьмая.

Хотел написать вчера, но не было сил. Чертова встреча длилась полдня, домой мы вернулись выжатые, как лимоны после соковыжималки. Эмоций было много, но все они были вчера и не совсем печатные, а сегодня уже не то. Если вкратце, то мне удалось убедить дона Стронцо в том, что право на продажу оружия – совсем не то, о чем ему стоит беспокоиться, и что лучше бы ему поговорить с доном Беллини по поводу раздела территорий, а то последний уж очень зарился на подпольные игорные дома Стронцо. О последнем я, конечно, лишь тонко намекнул, но этого хватило. Отношения у них всегда были не очень, вот пусть сами и разбираются. И мне спокойнее, и им есть, чем заняться.
Эту прелестнейшую идею подкинул, чего греха таить, сами-знаете-кто после того, как во время кофе-паузы мы увидели двух воробьев, делящих кусок хлеба.
- Вот бы и этого тоже стравить с кем-нибудь, чтоб меня не доставал, - вздохнул я тогда - на японском, разумеется, чтобы не было эксцессов.
- Даже у тебя бывают дельные мысли, Тсунаеши, - задумчиво проговорил Мукуро и добавил. – Напомни мне, кто в соседях у нашего дорогого дона?
- Беллини же, помнишь, мы с ним на прошлой неделе встречались. Ты еще тогда пел оды его усам и пересказывал мне «Усы» де Мопассана на обратном пути.
Мукуро смерил меня долгим взглядом.
- Мне льстит, что ты запоминаешь все, о чем я говорю, Тсунаеши, - и ухмыльнулся, самодовольно так. А потом добавил:
- Так что там с Беллини?
Уверен, что когда он произносит итальянские имена и названия на японский манер, то попросту издевается над моим акцентом, от которого я не могу до конца избавиться. А между прочим, его японский тоже далеко не идеален! Кого я обманываю… ладно, он идеален, за исключением тех моментов, когда Мукуро злится или излишне возбужден. Первого не случалось давно, а второе возможно лишь при наличии в его поле зрения Хибари-сана. Тогда он начинает говорить чересчур резко, и это звучит смешно и… мило, сказал бы я, если бы это слово вообще можно было бы применить по отношению к Мукуро.
Но возвращаясь к моему рассказу.
Я напомнил ему об игорных домах. Мукуро кивнул и, сказав «Ну, вот и отлично», - забрал себе мой стаканчик с кофе.
Сейчас я скажу страшную вещь, но иногда – только иногда! – Мукуро, пожалуй, все же может быть нормальным.

Запись девятая.

Синьор Босси одобрил мой доклад про Джотто. Заодно взял себе на вооружение пару приемчиков от Первого – пригодится на будущее. Мукуро все также самодоволен, как обычно, но удивительно притих и иногда странно на меня поглядывает. Уже кучу раз одернул пиджак и поправил галстук – остается надеяться, что на моем лбу нет огромной надписи «идиот», иначе с чего бы ему так пристально на меня смотреть?
Улучу момент и посмотрюсь в зеркало – на всякий случай.

Запись десятая.

Давно не писал сюда, сейчас уже декабрь. Девятый все еще не выздоровел, так что я заменяю его во всех делах денно и нощно. Не удивлюсь, если это очередная тренировка для повышения уровня моей «боссовитости». «Как быть боссом – проверка в полевых условиях». О том, что будет, если я где-нибудь проколюсь, я стараюсь не думать.
Когда стану боссом – обязательно введу нормированный рабочий день. Хотите провести встречу? Звоните с двух часов до двух тридцати каждый второй вторник месяца. А то ишь чего удумали, я им тут не круглосуточный магазин.
Ну, и, конечно же, домашних заданий никто не отменял. Ладно, хоть новые предметы перестали добавляться. Как следствие, единственное, чего мне хочется в последнее время – спать. Всегда и везде. Знаете старую шутку про ненасытность в постели? Так вот это про меня, сна мне всегда мало.
Когда стану боссом – поставлю у себя в кабинете диван поудобнее: на этом скрипучем чудовище спать совершенно невозможно.
 
БезликийДата: Пятница, 15.04.2016, 12:27 | Сообщение # 4
Прокуратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Награды: 19
Статус: Offline
Запись одиннадцатая.

Сегодня пришли письма из Японии, поэтому я пригласил в гости Хару. В век компьютерных технологий, когда даже важные переговоры ведутся по скайпу, Реборн решил, что старая добрая почта как нельзя лучше подходит духу Вонголы, поэтому раз в месяц мы получаем бумажные письма от наших друзей – приватные для каждого и одно длинное письмо для всех троих. На самом деле, я больше, чем уверен в том, что Хару созванивается с Киоко-чан и Хром по крайней мере раз в неделю, и в том, что Мукуро поддерживает связь со своими – тоже. Чего греха таить, я тоже веду переписку с Ямамото и Гокудерой с одного из своих личных почтовых аккаунтов, о котором – я надеюсь – никто не знает.
Я не упоминал об этом раньше, поэтому подробнее опишу сейчас.
У нас с Хару сложилась своеобразная традиция. В День Получки Писем я приглашаю ее в гости. Она печет свои фирменные пирожки (те самые, с которых так бесится Джульеппе), а я заказываю пирожные в ее любимой кондитерской. Мы пьем чай в малой гостиной и вслух по очереди зачитываем письмо. Иногда к нам присоединяется Мукуро, неизменно делающий вид, что оказался тут случайно, и тогда читаем мы в два раза дольше, поскольку чтение сопровождается комментариями последнего. И, должен признать, что это даже веселее.
Сегодня был как раз один из таких дней. Я встретился с Хару, мы немного поболтали, она рассказала мне о своей учебе, я пожаловался ей на трудности своего бытия, потом торжественно извлек запечатанный конверт, и мы, столь же торжественно вскрыв его, погрузились в чтение. Где-то на фразе «у нас почти ничего не происходит» в гостиную вплыл Мукуро с вечерней газетой, поздоровался с Хару и, налив себе кофе – кофейник всегда стоит на столе на такой вот случай – углубился в чтение прессы. Ну, то есть, это он хотел, чтобы мы так думали. На самом-то деле мы прекрасно знали, что ничего он не читает, а внимательно слушает каждое слово. И это тоже своеобразная традиция – Мукуро делает вид, что ему все равно, а мы его в этом поддерживаем.
К слову, о письме. Ничего нового я, в принципе, не узнал. О том, что Ямамото провалился на последнем тесте, мне любезно сообщил Гокудера, о том, что последний поругался с преподавателем на предмет существования пришельцев и был отстранен на два дня – Ямамото, а о том, что Хром была выбрана представлять свой поток на университетском конкурсе красоты – от них обоих. И, судя по лицу Мукуро, о последнем факте ему никто не сообщил. Он замер со своей газетой в руках, а потом встал из-за стола и удалился – с Хром беседовать, я так понимаю. Вернулся уже без газеты, вновь сел за стол и, долив себе кофе, потянулся к шоколадному пирожному. И вот зуб даю, что бормотание «Надеюсь, там не будет дефиле в купальниках» мне не послышалось! Вообще, в том, что касается Хром, Мукуро напоминает мне сверхзаботливого старшего братца. Забота у него, конечно, своеобразная, но чего еще ждать от Мукуро? Такой уж он человек. И это, пожалуй, даже мило.
Уже второй раз назвал его милым – из-за письма раздобрел, не иначе. Скоро розовые пони мельтешить начнут.

Запись двенадцатая.

Напомните мне никогда больше не ходить по ночам в душ! Никогда! Интересно, можно ли сгореть со стыда посредством пламени посмертной воли?! Но по порядку.
Видимо, из-за обилия впечатлений, пол ночи я проворочался без сна. В голову лезла всякая чепуха, но заснуть никак не удавалось. Во втором часу мне это надоело, и я решил спуститься на кухню выпить стакан теплого молока. И вот черт меня дернул возвращаться к себе по другой лестнице. Прохожу мимо душевых – а душ прямо в комнате есть только у меня – и слышу чей-то стон. Сперва решил - показалось. Стон повторился, а потом еще раз, громче и протяжнее. Первое, что пришло мне в голову – кому-то плохо. Воодушевленный желанием помочь, я ворвался в душевую и… встретился взглядом с Мукуро. Голым Мукуро в душе. Вот тут бы мне извиниться и аккуратненько прикрыть дверь с другой стороны, но нет, Савада Тсунаеши всегда остается верен себе в своем идиотизме. Я подбежал к нему, прямо под воду, и обхватил за плечи с воплем:
- Мукуро, тебе плохо?!
Он даже не сказал ничего, только глаза распахнул и ресницами захлопал.
- Тсунаеши, ты… - произнес он, наконец, а потом как-то прерывисто вздохнул, и тут я, наконец, заметил, что прижимаюсь к нему всем телом, а мне в бедро упирается… упирается… боже, я, наверное, никогда так не краснел. Меня будто током дернуло, я отшатнулся и убежал к себе.
Сейчас сижу у себя, сушусь. О том, что подумал обо мне Мукуро после моего пассажа, я стараюсь не думать. Вот стоите вы себе ночью в душе, снимаете напряжение, а тут к вам врывается какой-то ненормальный и начинает чего-то от вас требовать. У меня бы точно все упало и, не факт, что потом встало бы.
Завтра точно не выйду из комнаты.

Запись тринадцатая.

Ужасная ночь, ужасное утро, ужасный день. Не могу смотреть на Мукуро, перед глазами встают картинки из душа: прилипшие ко лбу мокрые волосы, капли воды, стекающие по лицу и губам, порозовевшая кожа, подтянутое тело и это его «Тсунаеши»… о, нет! Нет-нет-нет, я этого не писал! И не помню я ничего, нет! Я вовсе не.…
*Далее идут зачеркнутые строки*
Выдохнул. Я должен извиниться перед ним. Я извинюсь, и все будет нормально.
Да, это просто кара за то, что я не извинился.
Придумать бы еще, как это сделать так, чтоб совсем уж не опозориться…

***

Поздравьте меня, я гений. Потому что я не придумал ничего лучше, чем извиниться письменно, а чтобы Мукуро не язвил, сделал это во время урока по этике. «Мукуро, я хочу тебе кое-что сказать», - написал я по-японски и пододвинул к нему листок, пока преподаватель отвернулся. Мукуро на это удостоил меня презрительным взглядом, пришлось переписать то же самое по-итальянски. На этот раз он даже сподобился ответить.
«Хочешь признаться в своей безграмотности? Не стоило, я знал это и так».
«Мукуро, я хочу извиниться».
«Как мило. За что же, Тсунаеши?»
«Ты знаешь».
«Дай угадаю, за свою никчемность? Или за тот день, когда в твою пустую головку пришла мысль усадить меня с собой за одну парту?»
«Мукуро! Не заставляй меня произносить этого!»
«Да-да, я тебя внимательно слушаю?»
«Я хочу извиниться за то, что произошло в душе ночью».
«Хмм?»
«Прости, что помешал тебе. Я, действительно, думал, что тебе нехорошо».
«А ты хочешь, чтобы мне непременно было хорошо?»
«Да! То есть… не в этом смысле!»
Он смерил меня своим странным взглядом и приписал: «Хорошо, считай, извинения приняты».
Я выдохнул и уже хотел было спрятать листок в тетрадь, как его мягко, но настойчиво у меня забрали. Попытки вернуть его обратно кончились ничем, так что теперь у Мукуро есть великолепнейший компромат на меня, а мне все мерещится его голос, шепчущий мне на ухо: «Ты хочешь, чтоб мне было хорошо, Тсунаеши?»
Ты чертов гений, Тсуна, поздравляю.

Запись четырнадцатая.

Я был сущим идиотом, когда думал, что извинения помогут мне избавиться от навязчивых мыслей. Прошла уже неделя, а я до сих пор просыпаюсь на мокрых простынях. Нет, мне не снятся кошмары, хотя лучше бы они. Хоть мне уже не пятнадцать лет и даже не шестнадцать, мокрые сны – не такое уж большое дело, и со мной они тоже случались. Только раньше мне снились милые девушки в купальниках, а теперь… Рокудо Мукуро. Без купальника. Вообще безо всего! Иногда мне кажется, что он специально пролезает в мои сны – неважно, как! – и что-то делает с моим сознанием. Но он ничуть не изменился с той переписки – ни тебе взглядов с хитринкой, ни самодовольных улыбочек, которые появляются на его лице, стоит какой-то его задумке выйти особенно хорошо, уж, поверьте мне, я-то знаю. Нет, он все такой же язва, как обычно, но… ключевое слово «как обычно». Кажется, из нас двоих мучаюсь только я. Ну, еще бы.

***

Сегодня Мукуро подошел ко мне и поинтересовался, чего я на него пялюсь. Не так, конечно, он спросил, цитирую: «Тсунаеши, я, конечно, безумно польщен твоим вниманием, но, может, ты все же расскажешь мне о его причинах?» А я не пялился! Я… изучал. Вот именно, изучал на предмет подозрительных жестов и выпадов в мою сторону. Я выпалил что-то вроде «Да кому вообще захочется на тебя смотреть!» - и позорно сбежал, оставив его недоуменно поднимать брови. Нет, я не оглядывался, но он всегда так делает, когда удивлен. Не спрашивайте, откуда я знаю.

***

Не пялился я!

Запись пятнадцатая.

Через неделю Рождество. Город уже украшен к празднику, и мои подчиненные сейчас украшают особняк. Это будет мое первое Рождество в Италии, и я не знаю, радоваться или печалиться этому обстоятельству. Занятия отменили в честь праздника, даже мафия на время затихла, так что, пользуясь появившимся свободным временем, решил нарядить сегодня ёлку. Впрочем, оглядев зеленую красавицу, едва пролезшую в двери большой гостиной, понял, что погорячился. Один я и за всю неделю не управлюсь. Помогать вызвались Марко – мой секретарь, Хару, которую я позвал по такому случаю, и, как ни странно, Мукуро. Последнего я игнорировал предыдущие два дня, усиленно делая вид, что у меня нет никакого телохранителя. Наверное, это совсем не достойно босса, но лучшего я придумать пока не смог. Мысли перемешаны в одну большую кучу, поэтому лучший вариант – игнорировать их объект насколько это возможно. Что сделать весьма проблематично, учитывая, что этот самый объект ходит за мной по пятам, как ему и положено.
Пока Рокудо только странно на меня посматривает, и я очень надеюсь, что ему не придет в голову спросить, в чем дело, ибо тогда я могу не сдержаться и наплести того, за что потом будет стыдно.
Сейчас мне пора, Хару зовет вешать гирлянды. Напишу, когда закончим.

***

Ёлка вышла просто на загляденье. Марко притащил из кладовки фамильные вонгольские игрушки, якобы доставшиеся еще от Примо - безумно красивые и на вид очень хрупкие. Пока натягивали гирлянды, он рассказывал интересные легенды о первом поколении. Например, что Джотто всегда зажигал гирлянды при помощи особого пламени, а посмотреть на фейерверки Спейда собирались толпы народа. Краем глаза я заметил, как поморщился Мукуро при упоминании своего предшественника, но на удивление промолчал, только фыркнул на мое замечание о том, что фейерверки – это здорово. Потом мы вешали игрушки, и я едва не навернулся со стремянки, пока пытался установить золотую звезду на макушку, но меня подхватили, и все обошлось. Не спрашивайте, кто, хотя, думаю, это и так ясно. Кстати, кажется, меня начали игнорировать в ответ. По крайней мере, за все то время, что мы наряжали ёлку, Мукуро не посмотрел на меня ни разу, а если нужно было обратиться – отворачивался в сторону. Какого черта происходит? Если бы речь шла о той же Хару, я бы решил, что она обиделась, но обиженный Мукуро… нет, этого моя и без того расшатанная психика уже не вынесет. Наверное, просто встал не с той ноги.
 
БезликийДата: Пятница, 15.04.2016, 12:29 | Сообщение # 5
Прокуратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Награды: 19
Статус: Offline
Запись шестнадцатая.

И вообще, какая мне разница, разговаривают со мной или нет? Даже лучше, когда он молчит. Никто не язвит, не обзывает «никчемным боссом», не смотрит презрительно, не называет меня «Тсунаеши», не улыбается – насмешливо и вместе с тем совсем не злобно… хорошо же. Только… скучно как-то? Этого я не писал.

***

Значит, как родному боссу слово сказать, это мы ни-ни, а как с Марко любезничать, так пожалуйста?! Вот как, как это называется? А я вам скажу. Свинство это, самое настоящее! Пока босс работает в поте лица, трудится на благо общества, эти сидят на диванчике в приемной, кофе пьют, улыбаются. Где это видано, а?
Со злости услал Марко в архив и громко хлопнул дверью. Со мной явно что-то не так. О слове на букву «р» даже и думать не хочу.

Запись семнадцатая.

Мукуро снова со мной разговаривает. На фоне остального безумия это безмерно радует. Под «безумием» я подразумеваю то, что творится в моей голове. И с моим телом. Я покопался в Интернете, чтобы понять, можно ли как-то утихомирить зов плоти. Узнал много нового. Как итог: сны никуда не делись, только обросли новыми деталями.
Мне стыдно смотреть Мукуро в глаза, он-то и не подозревает, в каких позах я представляю его по ночам.
До Рождества осталось четыре дня, а я еще не купил подарки.

Запись восемнадцатая.

Вся моя жизнь – череда нелепостей. Как говорит Гокудера: «Все через задницу». Это он не обо мне, конечно, но смысл тот же. Мало того, что вместо веселой студенческой жизни у меня унылые частные уроки и кресло мафиозного босса, так еще и в объектах симпатий вместо милой девушки – психически нестабильный субъект, ненавидящий мафию. Парень, ко всему прочему, но это, как ни странно, волнует меня меньше всего. И совсем не милый. Разве что иногда.
Зато я признался себе в том, что он мне нравится. То еще достижение, конечно.
Странно все это – не первый год знакомы, а вот ведь. Осознал, что называется. Не знаю, смеяться мне или плакать и, что самое важное, что со всем этим осознанием делать. Не бежать же признаваться, в самом деле. Так себе и представляю его реакцию.
«Мне, конечно, безумно льстит твое внимание, Тсунаеши, но не пошел бы ты со своими гейскими замашками в другую сторону?»
«Наследник Вонголы – гей, кажется, мафия разрушит себя и без моего участия».
«Пожалуй, я обойдусь и без твоего тела, Тсунаеши».
Лучше попасться Хибари-сану за порчей школьного имущества.
Нет, ни за что не признаюсь.
В дверь стучат – только черта помяни. Пора ехать за подарками.

Запись девятнадцатая.

Завтра сочельник. Все подарки куплены - некоторые уже отосланы в Японию – кроме одного: я понятия не имею, что дарить Мукуро. Что могло бы понравиться такому человеку, как он?
Сижу в гостиной, смотрю на ёлку, надеясь, что она меня вдохновит. Пока безрезультатно. Если подумать, что вообще любит Мукуро? Казаться независимым, доводить окружающих и, в особенности меня, до кипения, пирсинг в ушах (недавно сделал еще один прокол), кофе латте с двумя кусочками сахара по утрам, все виды шоколада. Любит пирожки Хару, хоть и скрывает это, любит читать детективные истории, слушать тяжелый рок и гель для душа с корицей. Хром тоже любит.
Не так уж и мало получается, есть из чего выбрать. Если разложить по пунктам то, что можно подарить, то получится вот что:
1) шоколад;
2) книга;
3) диск его любимой группы.
Неплохо, но как-то… банально, что ли? Хоть я и решил не признаваться, хочется чего-то необычного, запоминающегося, до чего больше никто не додумается. Хочется… быть единственным что ли? Да-да, глупо, знаю, но….
К черту, куплю большую плитку шоколада, пусть жует.

***

Внезапно назрела еще одна проблема: как купить Мукуро подарок в его же присутствии? Попросить подождать в машине – сразу что-то заподозрит и точно не согласится. Устроить диверсию и сбежать из-под надзора? Хм, над этим стоит подумать.

Запись двадцатая.

Буду краток, потому что устал безумно. Весь день под неусыпным контролем Марко рассылал поздравления партнерам Вонголы, принимал звонки и прочее, и прочее – список можно продолжать до бесконечности.
От усталости уснул прямо на том самом чудовищном диване у себя в кабинете. Снился прекрасный сон, будто бы я дремал на том же диване, а в комнату зашел Мукуро сказать, что звонил дон Висконти, и, увидев, что я сплю, не стал будить, а подошел ближе и присел рядом. Долго смотрел на меня, а потом наклонился и запустил руку в мои волосы. Я едва не замурлыкал во сне от удовольствия, но что-то подсказало мне, что стоит сдержаться. Мукуро наклонился ближе и… коснулся моих губ своими. Быстро и почти невесомо, но я успел уловить запах корицы от его волос.
Проснулся я в превосходном настроении и полным сил. Вышел в коридор, чтобы налить себе воды, и сидящий в приемной Мукуро протянул в своей манере:
- Я думал, ты проспишь все Рождество.
- Ты заходил в кабинет? Зачем?
- Хотел сказать, что звонил Висконти, наш славный дон хотел непременно поздравить тебя лично… Тсунаеши! – это он вскрикнул, потому что я выронил из рук стакан с водой.
Так просто не бывает. Не бывает же, правда?

Запись двадцать первая.

Итак, сегодня день Икс! То есть, Рождество. В поместье остались только холостяки, всех семейных я отпустил по домам. Скоро придет Хару, и мы начнем праздничную вечеринку. Тихо, по-семейному. Должно быть неплохо.
На самом деле я жутко волнуюсь, понравится ли Мукуро мой подарок? Что, если я ошибся?
Поздно рассуждать, выбор уже сделан. Слышу, как в кабинет стучится Марко, мне пора.

Запись двадцать вторая.

Праздник удался на славу. Джульеппе на сей раз превзошел самого себя – стол просто ломился от угощений. Все были очень дружелюбны и веселы, я даже ни разу не вспомнил о том, как привык отмечать этот праздник дома.
А потом… потом пришла пора дарить подарки. Хару понравилась подвеска, что я подарил ей. Ее подарок – красивая ручка с выгравированными инициалами будет мне весьма полезной. Парни подарили мне новый диван – мне больше не придется мучиться, пытаясь отдохнуть на этом жутком монстре! Я подарил ребятам… неделю отпуска. Пусть хорошенько отдохнут в Мафия-Лэнде. Мукуро… не подарил ничего. Было немного обидно, но я тоже еще не отдал ему свой подарок, решив оставить его на потом.
После все высыпали на улицу, и там нас всех ждал сюрприз от нашего иллюзиониста. Таких красивых фейерверков я никогда раньше не видел. Огни сплетались в невероятные фигуры, меняющие формы и цвета, и исчезали, рассыпаясь мириадами разноцветных звезд. Кажется, я мог бы смотреть на них вечно, настолько красивыми они были.
А потом были танцы и конкурсы. «Синьорина Хару» произвела настоящий фурор, перетанцевав, кажется, со всеми присутствовавшими мужчинами. Давно не видел ее такой счастливой и сияющей.
Под шумок я дернул Мукуро за рукав и утянул его за ёлку. Этот угол я присмотрел еще вчера, и он как нельзя лучше подходил для моих целей. Краснея, я протянул ему среднего размера коробочку, обвязанную синей лентой с надписью «подарок для Мукуро». Надпись эту я делал сам, втихаря, найдя в кладовке краски и кисточки с прошлого праздника.
- Хоть ты и никчемный босс, я тоже приготовил тебе подарок, - проговорил Мукуро, впихнув мне в руки бархатную коробочку.
- Красивый, - восхищенно прошептал я, доставая оттуда изящный кулон на тонкой цепочке.
- Это чтобы ты не забывал, что однажды это тело станет моим.
Я кивнул, едва удерживаясь, чтобы не ляпнуть, что это тело может стать его хоть сегодня. Но пока об этом было рано даже думать.
Мукуро развязал ленту на коробке и, сняв крышку, заглянул внутрь и нахмурился.
- Что это значит, Тсунаеши? – прохладным тоном спросил он, созерцая пустые внутренности коробки.
- То, что твой подарок в коробку не поместился, - я мягко отобрал у него ленту и, отчаянно краснея, повязал ее себе на шею неаккуратным бантом.
Мукуро нахмурился еще сильнее.
- Не думал, что ты способен на такие шутки, Тсунаеши, - проговорил он, наконец.
- Это не шутка, - решительно ответил я, глядя ему в глаза. – Но если я ошибся… - не выдержав напряжения, я зажмурился, сгорая от стыда. Что, если я и впрямь ошибся? Только зря выставил себя на посмешище!
- Хаа? Не шутка? – мое лицо приподняли за подбородок, - Посмотри на меня, Тсунаеши.
Я послушно открыл глаза, ожидая увидеть на лице Мукуро насмешку, но тот смотрел серьезно, а на дне его глаз плескалось что-то, подозрительно похожее на… нежность?
- Повтори еще раз.
- Я похож на того, кто будет так шутить?
- О, тогда ты не будешь против, если я разверну свой подарок? – от этих слов меня бросило в жар, а в голове галопом пронеслись все неприличные картинки из моих снов. Я задушено пискнул что-то утвердительное и уткнулся лицом ему в грудь.
- Мне стоит расценивать это, как да? – Мукуро хмыкнул и, чуть отстранившись, принялся развязывать ленту на моей шее. И было что-то восхитительно непристойное в том, как он это делал, будто бы вместе с лентой обнажая и мою душу.
И как только кусок синего атласа оказался на полу, я шагнул вперед и, привстав на цыпочки, с силой прижался к его губам. А дальше все смешалось в удивительный калейдоскоп из ощущений, запахов, чувств. Кажется, я шептал какие-то глупости, признания и целовал, целовал, целовал… и обнимал так, будто боялся, что все это окажется просто сном. А меня целовали и обнимали в ответ, так нежно и бережно, что хотелось плакать от счастья.
Сейчас я пишу, сидя на кровати и наблюдая за ним спящим. Теперь я точно знаю, что тот поцелуй в кабинете мне не приснился, а еще – кто подложил мне «Историю Вонголы».
Думаю, это моя последняя запись в этом дневнике, но я оставлю его, как память и, возможно, когда-нибудь прочту его тебе, Мукуро. Он вполне исполнил свое предназначение, ведь с его помощью я осознал одну очень важную вещь.
Что я люблю тебя.

Запись двадцать третья.

Как думаешь, Тсунаеши, мои фейерверки были лучше, чем у Спейда?

Я тебя тоже.
 
Форум » Kateikyo Hitman Reborn » Слеш от G до R » Здравствуй, Дорогой дневник~Rosmarina Ren (PG-13~Романтика, Повседневность, AU~OOC, ОМП~Мини~Закончен)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика